spb-metro instagram arrow-right arrow-left arrow-right2 arrow-light2 chevron-left chevron-right

001 Несвоевременная своевременность

«Дорогой Каливода», — так в 1934 году начинает свое письмо Ласло Мохой-Надь чешскому критику и архитектору Франтишеку Каливоде. В 1936 году Каливода издаст журнал Telehor, а это письмо — простое, личное и без претензий, вместе с эссе Мохой-Надя станут первыми программными текстами издания.

«Дорогой Каливода», — так в 1934 году начинает свое письмо Ласло Мохой-Надь чешскому критику и архитектору Франтишеку Каливоде. В 1936 году Каливода издаст журнал Telehor, а это письмо — простое, личное и без претензий, вместе с эссе Мохой-Надя станут первыми программными текстами издания.

В письме художник объясняет свое желание отойти от практик в области световой архитектуры и вернуться к «традиционным» живописным техникам. Он пишет о ситуации материальной зависимости авторов от капитала, промышленности и мастерских, которая не дает возможности для развития языка. Сетует: «Художник, который проектирует световые игры, слишком легко становится рабом как технических, так и материальных обстоятельств, игрушкой случайных меценатов». Завершается же письмо тревожной мыслью о проблеме сохранения и экспонирования созданных объектов: «Осуществившееся греза художника подвергается заморозке и будет лежать в леднике до тех пор, пока не испустит свой дух». В этот момент он выбирает уйти в свою мастерскую, чтобы, единолично решая художественные задачи, освободится от гнета социального заказа.

Спустя 80 лет ситуация изменилась, но не стала проще. С развитием технических возможностей пришла и техническая сложность реализации. Любой мультимедийный проект ангажирован капиталом, властью или социальным заказом. «Невысказанность» — слово, которое крутится у меня в голове постоянно. Но есть и другие слова: «открытость», «горизонтальные связи», «возможности», «видение» и «страсть».

Ласло Мохой-Надь умрет в 1946 в эмиграции в Америке, а через всего полвека световые инсталляции, световой дизайн и световая архитектура станут частью городской среды и культурного ланшафта. Его идеи окажут влияние на всю культуру XX века. И в этом смысле, в своей высказанности и невысказанности мы оказываемся связаны друг с другом. Исключительно вместе и влияя друг на друга, мы создаем наш общий контекст.


Наверх